2013/02/08

Татаринцев В.П. - главный гость выставки "ФИНСКИЙ ШПИЦ-2013"

img Татаринцев В.П. — главный гость выставки "ФИНСКИЙ ШПИЦ-2013"
Заводчик, охотник, эксперт, судья.


Опыт содержания и охоты с карело-финской лайкой Татаринцева В.П.

Обычно питомники работают только на разведение, ни о какой охоте нет и речи. Но собаки Татаринцева — далеко не коммерция, это, прежде всего, результаты неистовой работы в лесу,  неистощимого энтузиазма и фанатичной преданности породе. А если и случается, что собаки Владимира вдруг оказываются не первыми, то виной тому лишь закулисные интриги. Все — и коллеги, и конкуренты признают, что карело-финским лайкам Татаринцева по рабочим качествам нет равных. Такова слава по России. Высоких оценок своей работы Татаринцев В.П. добился длительной и упорной работой с собаками, поголовье которых у заводчика более тридцати. Да и породой Татаринцев В.П. занимается уже около тридцати лет.
Карелия, северо-запад России, близ Финляндии, очень благоприятна для развития породы. Ведь кроме климатических условий (болотистая местность с повышенной плотностью обитания боровой дичи), это еще и историческая родина породы. Здесь можно поддерживать дружественные связи, обмениваться ценным материалом и достижениями в породе с финскими охотниками-заводчиками, да и других возможностей для развития породы предостаточно.

KFL: Как вы думаете насколько ценно поголовье финских шпицев (карело-финских лаек) по экстерьеру и рабочим качествам на данный момент в России? Чего мы добились в отношении экстерьера и рабочих качеств породы по сравнению с другими странами?
Татаринцев В.П.: Ну, сразу скажу, что по экстерьеру с финнами нам тягаться пока бесполезно. Они ушли намного вперед, в плане красоты: собака квадратного типа с аккуратными ушами и мордой, без белых крапин, с богатой одеждой. В рингах выставок финских шпицев нет такого разношерстного скопления собак, которое можно наблюдать у нас. Но вместе с красивым экстерьером появились незнакомые для нас в такой мере проблемы — беззубость и эпилепсия.
Но в Финляндии очень много собак. Это надо признать. Если взять каталог финских шпицев за 2007 год, допустим. Там активных собак, подчеркиваю «активных», то есть тех, кто ходит и на выставки, и на испытания, около 600. И так ежегодно.


KFL: Да, показатель плотности активного поголовья собак этой породы гораздо выше, чем в России. У нас, если сделать примерный расчет по участию только в выставках (опять же 20% собак, приходящих на выставку не дипломированы): Центральный округ – 100 собак, Северо-Западный округ – 100 собак, Уральский и Сибирский округа – 100 собак, все остальные округа – 50 собак. То есть «активных» собак получается где-то около 350-400. В итоге ежегодно получается одновременно выставочных и дипломированных собак где-то не более 300 по всей необъятной России. Да, активность очень мала. А что происходит с породой финский шпиц в других странах?
Татаринцев В.П.: Изначально отличный материал был у финнов. Собаки по экстерьеру и по рабочим качествам в целом здесь лучше. Но при этом не нужно забывать и о наличии основных пороков породы – неполнозубости и эпилепсии. Все остальные страны взяли материал у финнов и «наинбридировали». Поэтому, думаю, ничего интересного в других странах нет, основной материал опять же у Финляндии.


KFL: Наблюдая за вашей работой, сразу становится ясно, что племенное дело для вас – не конвейер, где материал идет на продажу и только. Складывается впечатление, что вы вкладываете душу в каждого щенка.
Татаринцев В.П.: Да, это действительно так. Коммерция меня не интересует. Все вязки я делаю осознанно, тщательно подбирая пару и продумывая результат. Также основным своим принципом в разведении считаю соблюдение линий по лосю и птице, дифференцируя таким образом карело-финских лаек зверовых и карело-финских лаек-мелочниц. Тем не менее, универсальные собаки в моих линиях разведения присутствуют.


KFL: В какие регионы разъезжаются щенки из вашего питомника?
Татаринцев В.П.: Я обычно так не отдаю собак своего разведения, основная причина – не хочется, чтобы они разъезжались. Хотелось бы, чтобы были перед глазами. Но это не всегда оказывается возможным. Вот, вологодские ребята брали у меня карело-финских лаек, довольные, говорят, где только не брали, а у вас самые лучшие.


KFL: Ну, это действительно так. Лучшие -  что есть, то есть!
Татаринцев В.П.: Вообще, в Вологде серьезно занимаются охотой, на это выделяются деньги, они активно проводят различные мероприятия, связанные с охотничьими собаками — выставки, испытания и т.п. Вот приезжали из Вологды смотреть, как «карелки» работают по медведю. Жара была сильная. Душно. Все думают: «Ух, сейчас быстро выдохнуться, на солнце «сгорят»! Я сам испугался, думаю — сейчас «сдохнут», так неистово работали собаки. Ничего подобного, они лают-лают, потом уже солнце припекает. Но собаки продолжали работать без устали, периодически окунаясь в водоем, а потом снова принимались за работу. Так, все наблюдавшие сказали в один голос: «Твоим «карелкам» нет равных!». Ну для меня-то это не достижение, я заставляю собак работать много часов подряд, не жалея. Ведь, как это у нас оценивают работу карело-финской лайки, да и других лаек тоже? Ну, полаяла пару раз, давай ставить ей диплом. А в Финляндии, и я тоже, придерживаются таких правил, что собака должна работать целый день, только тогда она сможет получить какие-то заслуженные оценки.


KFL: Как вы думаете, какие оценки от финских экспертов могут получить наши собаки? Что вы думаете о наших выставках?
Татаринцев В.П.: Охотничьи выставки для меня представляют наибольший интерес, потому что здесь комплексная оценка. В Финляндии система выставок такая же, как у нас на выставках РКФ. Там есть открытый, рабочий и др. классы. Собака может стать чемпионом по красоте, по рабочим качествам по определенному виду.


KFL: В чем основные отличия российского и финского подходов к экспертизе собак? Если просматривать родословные огромного количества финских шпицев, многие собаки остаются без высоких оценок, сертификатов и дипломов, почему? Такое ощущение, что финны стараются поставить как можно меньше собакам. Неужели настолько скупы финские эксперты на максимальные оценки? Сравнивая с нашими охотничьими выставками, где почти всем ставят «отлично», напрашивается вопрос, эффективна ли наша схема?
Татаринцев В.П.: Да, это так. На финских выставках никогда не встретить такого, чтобы, например, из 40 участвующих в ринге собак, 35 получили «отлично». Для России это в порядке вещей. В Финляндии и к экстерьеру, и к рабочим качествам относятся строго. Оценку «отлично» получить не так просто. Причем такое ощущение, когда они ставят «отлично», как будто бы что-то от себя «отрывают». С таким трудом они ставят «отличные» оценки! В первую очередь, у них поощряются (что я думаю очень правильно) заводчики, которые долгое время занимаются породой. Им могут поставить оценки повыше. Наряду с этим оценка «очень хорошо» считается действительно хорошей. У нас же, если поставишь «очхор», владелец будет еще возмущаться и доказывать, что его собака идеальна.
Что касается испытаний, естественно, чем больше собака нашла, чем больше налаяла, тем больше шансов получить диплом высокой степени. Хотя испытания проводятся в достаточно жестких условиях. Если собака работает, то она должна отработать весь день. Ну, по крайней мере, 5-6 часов. За то, что собака один-два раза погавкала, диплом не дадут.
Также собакам присваивают титулы KVA – чемпион по рабочим качествам и MVA – чемпион по красоте. Их получить тоже крайне сложно.
С другой стороны, Финский Кеннел-Клуб постоянно работает над правилами испытаний и состязаний, совершенствуя их. И зачастую идет на поводу у собаки. Если собака не срабатывает раз-другой, они начинают работать над правилами испытаний. Так был добавлен еще час на поиск. То есть, если раньше по правилам было дано на поиск 3 часа, то теперь 4.


KFL: Не значит ли это, что рабочие качества у финских собак на низком уровне и уступают нашим отечественным?
Татаринцев В.П.: Да нет, я бы сказал наоборот. На данный момент они достаточно жесткие, поэтому какие-то послабления не настолько меняют ситуацию. Я очень часто принимаю участие в финских испытаниях. Допустим, как собака получает диплом по птице? Эксперт и владелец выходят в угодья, с собой берут карту местности. Обозначив местоположение и точку сбора, все разъезжаются в разные места, а собаку пускают в поиск. Собака нашла птицу, мы подсчитываем баллы, оцениваем, голос, манеру облаивания (частый/нечастый, породный/непородный и т.п.), вязкость, и т.п.  Так, найти птицу собака должна за 4 часа, но облаивать ее не менее 10 минут. На испытаниях по лосю собака должна быть в работе не менее 5 часов. Причем обязательно заставляют перемещаться птицу или зверя, чтобы проверить насколько успешно собака следит за перемещениями.


KFL: А как отпустить собаку в лесу на столь длительное время? Обычно, даже на вольерных притравках какие-то соглядатаи присутствуют, которые интересуются наиболее успешными собачками. 
Татаринцев В.П.: Это первая мысль, которая может прийти здесь у нас – «своруют». Я считаю, что даже просить отдать взрослую собаку, не вполне корректно, не говоря уже о том, чтобы украсть. Там, конечно, такого нет. За рубежом, если кто-то найдет чужую собаку, сразу начнет искать владельца.
Так вот, она спокойно работает, а эксперты могут пока разжечь костер, пожарить колбаски, а собака должна работать. Если собака пошла поиск, пишем, какой поиск, в рапортичке указывается время начало, продолжительность и время окончания испытания. При обнаружении птицы, проставляем балы за голос – часто/нечасто, глухой/неглухой голос и т.п. Кстати, в Финляндии частоте голоса собаки придают большое внимание. Ее замеряют секундомером или часами. Чем собака чаще лает, чем лучше. Это вполне логично, ведь охотник должен услышать лай и успеть подойти. Допустим, ЗСЛ лают не так, как КФЛ, они лают достаточно редко, поэтому охотнику труднее подойти, если речь идет о мелком звере или птице. Для карелок оптимально 100-120 полаек в минуту, 50-60 это слишком мало. Все это оценивается баллами.
Продолжительность полайки также важна. Если собака будет лаять 1-2 минуты, полайка будет холостой — по инструкции лай должен продолжаться не менее 10 минут. Так, если сравнивать, у них прослеживается акцент на вязкость, у нас на количество и скорость. Первое, думаю, правильнее.


KFL: Вам кто-нибудь помогает? Есть ли какой-нибудь фанатичный последователь вашего дела?
Татаринцев В.П.: Ну, по большому счету нет. В основном все на мне. Карело-финскими лайками занимаюсь уже лет 30. Начинал с нуля. И с детства все на охоте, на охоте и на охоте. Помощников не жду, думаю, просто придется долго жить.


KFL: За что нужно любить карело-финских лаек: за рабочие качества или за внешний вид? Какие прогнозы по развитию породы финский шпиц-карело-финская лайка в России? На данный момент 40% ушло в декорацию, у финнов же декоративных собак этой породы всего 5%? От чего это зависит?
Татаринцев В.П.: В совокупности. Экстерьер и рабочие качества – основная задача, но она трудно достижимая. Конечно, для меня, как для охотника, в первую очередь важны рабочие качества. Но как для эксперта, экстерьер для меня тоже немаловажен. Я знаю, на что способна каждая из моих собак. Если моя собака тянет на «отлично», а дают «очхор» (кстати, так было на Тверской выставке), то, значит, это что-то не то. Или принципиально, или договорились.
Надо понимать, что карело-финская лайка – охотничья порода, а для охотника рабочие качества важнее. Если еще можно допустить вязку с неработающей сукой и побить рабочими кровями кобеля, то когда кобель без дипломов — это очень плохо.
Что касается сравнения и соотношения рабочих и нерабочих собак в обеих странах, то во-первых, в Финляндии все-таки в целом охота более доступнее. В России, конечно, проще тем, кто живет в поселках, где близко лес. Взял собаку, пошел и добыл лося, глухаря, куницу. Допустим, та же куница — ценник 2000 рублей, это же хорошо для деревенского жителя. Поэтому более рабочие крови, конечно, в регионах непосредственного промысла и добычи. В столичных городах, где преобладают вольерные притравки, собак истинно рабочих кровей меньше. Тем не менее, самый крупный очаг породы у нас где? В Москве. Конечно, охотники при выборе собаки прекрасно знают, что они хотят получить от нее. Поэтому их вряд ли заинтересует собака от производителей с вольерными дипломами. Одно дело получить «троечку» по вольерным зверям, ну эксперт добрый попался, натянули. А вот вольного зверька, тех же двух белок очень сложно для комнатной собаки найти. Нужна слежка и т.п., то есть рабочие качества, которые проявляются лишь в реальной охоте. С другой стороны, если брать рядового охотника, а не профессионального охотника-заводчика, обычно охотник стреляет сразу при обнаружении зверя, дичи. Зачем ему слежка? Он никогда не станет так, как делаю это я. «Подшуметь», «стронуть» птицу или лося – это обязательно перед отстрелом. Для меня же ценна именно наработка рабочих кровей. Хотя, охотники порой даже не требуют четкого указания дерева и слежки от собак.
Именно поэтому считаю испытания ценным инструментом отбора собак по рабочим качествам. Вот «подшумели» птицу, собака с хорошей слежкой показывает направление, снова через 50-200 м облаивает переместившуюся птицу. Если 3 перемещения произошло, а собака все следит и находит птицу, сразу даю диплом первой степени. А если даже я вижу – птица сидит, а собака ее пропустила и не чует, значит хозяин пропустил время, когда надо было отрабатывать слежку. Так, вроде точно облаяла, но щелкнешь, глухарь полетел, сел метров в 200, собака не пошла. Значит без диплома.
Все эти наработки очень важны для рабочей собаки. Все закладывается и передается потомкам – и вязкость, и слежка, и чуть, и много других необходимых для успешной охоты качеств. Вот, бывало, идешь по лесу, чувствуешь, что собака прихватила запах и азартно пошла в поиск. И от переизбытка азарта и эмоций, ее аж всю трясет, и ты знаешь, значит объект где-то рядом, и пройдет каких-то 2-3 минуты, как собака точно обнаружила дерево и подала голос.
Если в собаке заложены рабочие качества, такая собака способна только радовать в лесу. Когда берешь молодую собаку в лес, проходишь метров 700 — ничего нет, на первый раз прощаешь… Но если собака происходит от рабочих производителей — гарантия 60-70 %, что она будет рабочей. Ну пусть в первый выход она маленько помудрит. Но затем прихватит верховым чутьем запах, обнаружит и будет «тарабанить» даже без отстрела… Конечно, если собака от нерабочих производителей, какие-то инстинкты, возможно, и сыграют свою роль, но не будет такой яркой, показательной, захватывающей и самого охотника, работы. Вообще, если опять вернуться к примеру охотников из Финляндии. Они никогда не будут держать собаку нерабочую, они лучше купят новую, чем заниматься и добиваться чего-то от нерабочих собак.


KFL: Всем известно, что даже по регионам поголовье карело-финской лайки различно по экстерьеру, причем есть регионы, которые жалуются, что собаке на международной выставке просто невозможно получить «отлично», до того плохо с экстерьером? И может ли это являться причиной разделения пород, например, на более экстерьерного «финского шпица» и негармоничную и плохо одетую «карельскую лайку»?
Татаринцев В.П.: Конечно, не может. Вот смотришь на Череповецкой выставке ринг русско-европейских лаек. Ну, собаки настолько низкого уровня экстерьера, что по улицам «дворняжки» лучше бегают.  Поэтому, если регион не может на международной выставке получить «отлично», значит порода идет в никуда – беззубость, палевый окрас, тонкий щепцы, маленькие головы, белые ошейники… Это не порода уже, а вырождение называется. И, конечно, это не повод для того, чтобы брать всех подобных собак, тянущих на «хорька» и писать по ним новый стандарт на новую породу.
На международных выставках к собакам предъявляются высокие требования, поэтому, допустим, финны никогда не пойдут на выставку, если собака в «разлиньке». Причина этому следующая, что в Финляндии судьи обращают внимание как собака одета (ведь все собаки там вольерного содержания). Собака в «разлиньке» никогда не получит высшую оценку (на результат судейства очень сильно влияет то, как собака «одета»), а все участники борются именно за нее.


KFL: Тогда сразу перейдем к «экстерьерным» вопросам: если ринг судит эксперт Татаринцев В.П. на что он обращает больше всего внимания в плане экстерьера? Например, на данный момент из-за конфликтной ситуации вокруг породы ряд охотничьих экспертов намеренно занижает оценки компактному и одетому типу собак, при этом ставит первыми более «растянутых» и «бедноодетых» собак? Как вы считаете, правильно ли сводить подобным образом счеты с финнами, материалом которых мы пользовались длительное время, начиная с образования очага породы в России и до сегодняшнего дня?
Татаринцев В.П.: Не буду говорить за своих коллег по цеху, а скажу больше за себя. Мои критерии судейства в плане экстерьера следующие: я не приветствую уши «как у осла». Голова должна быть треугольной формы, хорошо выделяющиеся скулы и «баки» должны делать мордочку насыщенной. Сама мордочка должна быть чуть туповата, коротковата, шея мощная, грудь хорошо развита. Вообще у меня уже набит глаз, и я вижу все соотношения, оцениваю собаку комплексно, шея, холка, спина, хвост – все это должно гармонично выглядеть в целом.  Поэтому объективно определить, кто должен идти в хвосте, а кто в голове, для меня не составляет труда за короткое время.
Допустим, если собаки одинаковы по экстерьеру, я поставлю вторым того, у кого меньше зубов или ту, у которой большое белое пятно на груди. Опять же зубы, если «минус один», да и «минус два», это ничего. Такая собака может получить оценку «отлично». А вот «минус три», «минус четыре», это значит по линии есть проблемы с зубной формулой, и я снижаю таким собакам оценку.
Относительно белых пятен, могу сказать, что когда я судил вологодскую выставку, там было очень много белых пятен у собак. Я, как и финские судьи, считаю, что белые пятна до 5 см, это норма. А вот белые носочки нежелательны. Опять же мочки носа коричневые тоже крайне нежелательны, светлый глаз. Все это надо искоренять из породы, иначе с таким экстерьером она придет в тупик.

suomen
buy_puppy
consult
support
Голосование
Какие испытания вы больше всего любите посещать?

вольерный кабан
вольерный барсук
подсадной медведь
белка
боровая дичь
утка